Русская православная церковь † Екатеринбургская епархия
Алапаевский мужской монастырь Новомучеников Российских на месте мученической кончины Вел. Кн. Елисаветы Феодоровны Романовой, инокини Варвары и членов семьи Дома Романовых

Разное

Содержание:

Начало учебного года в воскресной школе

Пасха 2016

Радость нескончаемая (о Рождестве)

Как странно, но теперь я смерти не боюсь!

Монахиня Фекла (Проскурнина)

Звон Пасхальной радости

Об убиенном иерее Олеге Ступичкине

О старце архимандрите Иоанне (Крестьянкине)

Об отце Валериане Кречетове

О старце протоиерее Николае Гурьянове


Начало учебного года в воскресной школе «Огонек веры» при мужском монастыре новомучеников Церкви Русской

В нашей школе начался новый учебный год: 11 сентября состоялся праздник, посвященный открытию школы. По традиции, учебный год начался с молебна в мемориальной комнате Елизаветы Федоровны. По благословению игумена Моисея (Пилатс) молебен провели иерей Александр (Григорьев) и иеродиакон Серафим (Шанин). В качестве гостьи на молебне присутствовала матушка Ольга (Гобзева), обратившаяся с теплыми словами ко всем участникам и гостям праздника. После молебна дети и педагоги показали небольшой концерт, а затем пили чай и играли. В Воскресной школе





Наша школа существует более 20 лет, с начала деятельности в Алапаевске игумена Моисея (Пилатс). Сначала она была единственной церковно-приходской школой в городе и районе, и заниматься приходили не только дети с родителями, но и другие взрослые, которым интересно было узнавать о православии, о Христе, Законе Божием, учиться читать на церковно-славянском языке. В Воскресной школе





В начале 21 века по решению Священного Синода при каждом храме открылись воскресные школы, а точнее, воскресные группы, и дети распределились между ними, в нашей школе детей стало меньше. Тем не менее, наша школа остается единственной воскресной школой, согласно «Стандарта учебно-воспитательной деятельности, реализуемой в воскресных школах (для детей) Русской Православной Церкви на территории Российской Федерации» от 2012 года. Ее бессменный директор – наместник мужского монастыря игумен Моисей (Пилатс). Батюшка печется о детях и их родителях, педагогах школы. Это по его благословению все учителя школы окончили учительскую семинарию им.свмч. Фаддея (Успенского) города Екатеринбурга. В Воскресной школе





По его благословению дети и педагоги участвуют в во всех православных праздниках, разных конкурсах для детей, фестивалях, богословских конференциях, выставках, становятся их победителями. По его благословению с нового учебного года в школе открылся хоровой класс, занятия которого проходят в здании православной библиотеки по расписанию, составленному руководителем класса, Светланой Валерьевной, с учетом загруженности детей в основной школе. В Воскресной школе





В Воскресной школе





Мы приглашаем в нашу школу детей от 4 лет и старше для обучения в школе. Обучение организовано по возрастам, по трем ступеням образования: дошкольная, первая и вторая ступень. По окончании первой и второй ступени дети получают свидетельство об окончании школы соответствующей ступени. Занятия проводятся по воскресеньям в здании Напольной школы. Всю информацию можно получить у завуча школы, Галины Анатольевны, по телефонам: 89126759255, 89089076191, у иеродиакона Серафима (Шанина), тел. 89122683243. О работе хорового класса можно узнать у Светланы Валерьевны, по телефону 89126952538 В Воскресной школе






Христос Воскресе!

Репортаж о социальном служении монастыря

Христос Воскресе!


1 мая 2016 в великий торжественный праздник Воскресения Христова насельники монастыря посетили детские учреждения, где поздравляли детей. Всем ребятам были подарены сладости и каждому досталось освященное пасхальное яичко.


с.Нижняя Синячиха
с.Нижняя Синячиха


Поездка началась молебном в Преображенском храме с.Нижняя Синячиха, где после молитв и проповеди собравшиеся могли также освятить куличи, пасхи и яйца. Молебен был отслужен о.Моисеем и братским хором монастыря.


После молебна настоятель и хор последовали в Напольную школу для поздравления детей воскресной школы «Огонек веры» им. Св. прпмц. Елисветы при мужском монастыре новомучеников и исповедников церкви Русской. В Воскресной школе





В Воскресной школе
Ребята, прекрасно знавшие молитвы и песнопения «Христос Воскресе из мертвых...» радостно подпевали хору во время совершения молитвословий. Встреча была теплой и радостной, учителями и родителями были накрыты праздничные столы, украшенные цветами.



Дети воскресной школы, постоянно посещающие богослужения в монастыре и в церкви святой великомученицы Екатерины с большой радостью, как родных, встречали «на своей территории» тех, с кем вместе участвуют в воскресных богослужениях.






Следующим пунктом поездки была музыкальная школа им. П.И. Чайковского. Там также ждали батюшку Моисея с братией. Концерт начался с поздравления, о.Моисеем было произнесено приветственное слово, а монастырский хор исполнил несколько пасхальных песнопений. Затем прозвучали классические произведения в исполнении учащихся музыкальной школы.

В музыкальной школе



















В детском доме Созвездие
В детском доме Созвездие
В детском доме Гименей Далее насельники монастыря посетили детские учреждения ГКОУ Свердловской области Детский дом «Созведие», ГОУСО ЦСПСИД «Гименей». В детских домах знали и ждали монашествующих.







В каждом детском доме ребята собрались в актовом зале, выслушали поздравление и поделились своими знаниями о празднике в беседе с о.Моисеем.













Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ! И сущим во гробех живот даровав!


Вернуться к содержанию














Радость нескончаемая!

Статья посвящена великому празднику Рождества Христова.

Рождество Христово — всемирное торжество, радость нескончаемая. В мир пришел Господь, чтобы уврачевать истлевшее грехом человеческое естество. Какие чувства возникают у христианина в эти святые дни?


Монастырь1

Разрешите дорогие братия и сестры, уважаемые читатели, поделиться своими впечатлениями.

Много лет назад, в 1995 году, когда ребенком вошел в храм, я погрузился в необычайный мир, мир дотоле неведанный и не знаемый, мир тишины, молитвы и святости. Помню запах храма, переступив порог которого я ощутил, помню первое богослужение, на котором побывал, мелкую дрожь в теле от всеобщего пения, переполненного прихожанами храма Символа веры и «Отче наш». Наш храм Вмчц.Екатерины был единственным храмом в городе Алапаевске и его большом районе, поэтому приход всегда был переполнен верующими. Так как церковь расположена на окраине города при старом кладбище, приходилось часто ходить пешком на богослужения.

Монастырь2
Дорога к храму пролегала через вереницу деревянных домиков частного городского сектора, сейчас, когда удается по ней пройтись вновь, вспоминается детство... Перед глазами возникают образы восходящего утреннего солнца, в лучах которого в дали сияли кресты куполов моего храма, пение птиц, роса на зеленой траве, необычайная утренняя тишина, цветущие яблоневые деревья, их аромат. Вспоминаются «грибные» дожди, вечерняя осенняя прохлада, грозди рябины, первый снег, зимняя стужа и конечно же неотъемлемый атрибут Российской глубинки — старинные деревянные бревенчатые дома, густой дым из натопленных в зимнюю стужу изб. Вся палитра времен года в своей необычайной красе соединенная с храмом запечатлелась в памяти. Конечно же нельзя забыть и людей, беседы на духовные темы, обсуждение житий святых по дороге, красота убранства старинного, никогда не закрывающегося храма, из которых постепенно, на уровне детских эмоций и представлений, закладывалось простое человеческое восприятие православия.

Монастырь3
Сегодня, за последние годы, на среднем Урале выдалась холодная зима, морозы от 25-30 С, а ночью и ниже. В стенах родного монастыря Новомучеников церкви Русской при виде высоких сосен украшенных блестящим пушистым зимним нарядом, при скрипе снега под ногами, ощущая еловый и пихтовый запах от украшенных икон, большая елка в Алтаре, украшенная горящими свечами, вновь вспоминается детство.



«Слава Тебе, Господи! И еще дождались мы светлых дней Рождества Христова: повеселимся же теперь и порадуемся. Св. Церковь нарочно для того, чтоб возвысить наше веселие в эти дни, учредила перед ними пост — некоторое стеснение, чтобы вступая в них, мы чувствовали себя как бы исходящими на свободу. При всем том Она никак не хочет, чтобы мы предавались услаждению только чувств и одним удовольствиям плотским.

Но исстари, наименовав эти дни святками, требует, чтобы самое веселие наше в течение их было свято, как они святы. А чтобы не забылся кто веселясь, она вложила в уста нам краткую песнь во славу родившегося Христа, которою остепеняет плоть и возвышает дух, указывая ему достойные дней этих занятия: «Христос рождается — славите...» (Святитель Феофан Затворник. Размышления на Рождество Христово).

Иеромонах Леонид (Солдатов)



Вернуться к содержанию


Как странно, но теперь я смерти не боюсь!

Публикуемая ниже статья посвящена памяти всех, кто отдал свои жизни для победы в Великой Отечественной Войне.

Иван Шилкин

«Здравствуй, милый мой, родной мой сыночек, Ваня. Посылаем мы тебе свой горячий родительский привет, мама, папа, Боря. Желаем тебе, наш милый, родной сыночек, здоровья и счастья остаться живым...»

В детстве я знала, что бабушка хранила письма с фронта в малиновой кожаной сумке. Сейчас, когда ее нет, сумочку храню я. Там лежат серые треугольнички, письма с фронта, и бабушкино письмо.

Среди писем с войны — одно единственное. Вероятно, последнее, она не успела его отправить, получила похоронку...

Каждый год, перед Днем Победы, я перечитываю их. Какой он был — мой дядя? Приятное русское лицо, — это видно на фотографии, в детстве слышала: «Ваня был такой хороший: смирный, покладистый».

Попал на фронт в 19 лет.

Письмо бабушки, Марии Васильевны


«Видим, мой родной... пока что ты жив, дерешься с врагом, мы чувствуем и понимаем, что тебе это все нелегко, сердцем я материнским каждую минуту с тобой. И помогла бы я тебе каждую трудную минуту, где тебе приходится пережить, ну нет, мой милый сыночек, ты далеко от меня...».

Он был совсем молоденький, незадолго до войны поступил в Молотовскую военную авиационную школу пилотов, летчиком мечтал стать.

«Милый, буду надеяться, что ты разобьешь врага и придешь жив и здоров в нашу родную семью, ты ведь у меня рос здоровый, бойкий мальчик, и ты должен все перенести, не поддаваться никаким трудностям...»

Военные треугольнички



Не поддаваться никаким трудностям. Что есть трудности для сегодняшнего 19-летнего молодого человека? По-разному. Кому-то не хватает денег на ипотеку, на машину, кто-то не сразу смог найти хорошую работу. Цена жизни — в этих серых треугольничках.

Признаюсь, каждый раз пытаюсь вдохнуть запах этой старой, пожелтевшей бумаги, вдруг почувствую — запах военного времени. На каждом из них — штамп «Просмотрено военной цензурой».

Каждый год аккуратно открываю конвертики — внутри — детский почерк:

«Здравствуйте, дорогие родители! Шлю вам второе письмо с фронта. Нахожусь в нескольких километрах от Сталинграда, на Сталинградском направлении .. Я пока что жив и здоров по 22 сентября, не знаю, что будет с 23/IX-42 г... Драться нам приходится здорово.»

Письмо с фронтаИ дальше:

«Мама, обо мне здорово не беспокойтесь, это бесполезно...Мама, еще сообщаю, что себя, и главным образом вас, не подведу...»

Ни тебе современных ноогенных неврозов, ни депрессий. Есть смысл жизни — защитить свою Родину. Не думать о себе. И только небольшое, личное:

«Живу по-фронтовому. Питание у нас среднее, плохо то, что по несколько дней приходится не умываться...» «С первых дней было, конечно, маленько страшновато, но мне как-то ничего. Конечно, пули и снаряды не дают голову поднять, ну потому она и называется война.»

Я часто думаю, что это ошибка нашего времени — мы очень много думаем о себе, замечаем, кто и что нам сказал: эгоизм — болезнь мирного времени. Читаю Афонского подвижника Паисия Святогорца: " А на войне идет борьба жизней, твоей и чьей-то еще. Отвага заключается в том, чтобы спешить на помощь другому человеку, но если отсутствует жертвенность, то каждый стремится спасти самого себя».

Шилкин Иван

Еще два письма. Лежат отдельно. Это письма заместителя командира и военкома части моим дедушке и бабушке:

«Развел чернила чаем и хочу написать... Не только Вы, но и мои бойцы вспоминают о храбреце Шилкине Иване Михайловиче... Ваш сын с 5 сентября в боевых действиях проявлял исключительную храбрость... вел себя бесстрашно, а порой героически...погиб во время исполнения боевого приказа...» ...сражен вражеской пулей в висок и грудь».

От слова «героически» становится тепло. Героизм — это, по Ожегову, — отвага, решительность, самопожертвование в критической обстановке. Самопожертвование — это то, чего нам теперь так не хватает.

Снова старец Паисий: «Те, кто умирают геройски, не умирают. А если отсутствует героизм, то ничего хорошего не жди. Знайте также, что человек верующий будет и отважен!»

И напоследок — еще одно письмо. Оно было найдено в обмундировании погибшего солдата, неизвестного другого солдата:

Послушай, Бог... Ещё ни разу в жизни
С Тобой не говорил я, но сегодня
Мне хочется приветствовать Тебя,
Ты знаешь, с детских лет мне говорили,
Что нет Тебя, и я, дурак, поверил.
Твоих я никогда не созерцал творений.
И вот сегодня ночью я смотрел
Из кратера, что выбила граната,
На небо звёздное, что было надо мной.
Я понял вдруг, любуясь мирозданьем,
Каким жестоким может быть обман.
Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,
Но я Тебе скажу, и Ты меня поймёшь:
Не странно ль, что средь ужасающего ада
Мне вдруг открылся свет, и я узнал Тебя?
А кроме этого, мне нечего сказать,
Вот только, что я рад, что я Тебя узнал.
На полночь мы назначены в атаку,
Но мне не страшно: Ты на нас глядишь...
Сигнал. Ну что ж? Я должен отправляться.
Мне было хорошо с Тобой, ещё хочу сказать,
Что, как ты знаешь, битва будет злая
И, может, ночью же к Тебе я постучусь.
И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,
Позволишь ли Ты мне войти, когда приду?
Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,
Со мной случилось то, что нынче я прозрел.
Прощай, мой Бог, иду! И вряд ли уж вернусь.
Как странно, но теперь я смерти не боюсь!

Эта статья о моем дяде, но каждый может вспомнить о своих дорогих, ушедших...

Ирина Шилкина


Нет в России семьи такой...

Комментарии к статье о.Леонида, благочинного монастыря:


Читая строки этого стихотворения, боевого сочинения, сочинения военного времени, невольно накатываются на глаза теплые слезы.

Человеческая душа — чуткое Божие создание, наиболее чувствует своего Творца в особые моменты жизни человека, будь то радость или страдание, печаль. Бог всегда откликается на эту обнаженность души, соединяется с ней неразрывно, укрепляя Своею Отцовской любовью.

Прочитав строки военных писем, перед глазами рисуются картины военных сражений: окопы, блиндажи, землянки. Представляются эти молодые парни, наши деды, прадеды — славные защитники милой Родины, необъятного нашего края, синих озер, зеленых полей, плакучих ив, белоствольных берез, дубов — великанов и маленьких бабочек-капустниц, порхающих над бескрайними одуванчиковыми мирными полями.

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой...»;

Вот и в моей семье был такой герой — Томилов Григорий Егорович. Дорогая моему сердцу бабушка попрощалась со своим мужем, имея на руках милую мою маму, а через два года получила извещение о том, что ее муж пропал без вести в октябре 1942 года. Ему было 29 лет. Бабушка больше не вышла замуж, мама росла без отца. У нас дома всегда был портрет моего деда.

Прочитав отрывок из письма заместителя командира, и держа в руках извещение из военкомата моей бабушке, сердце сжимается так сильно: что они чувствовали в это время, что переживали, потеряв своих дорогих детей, мужей, отцов...

Великий народ страдал за своих сынов... А что чувствовали сами бойцы, советские люди, — мы видим из строк погибшего солдата...

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин 15, 13).

Царство им Небесное, всем: и нашим бабушкам, которые смиренно принимали эти новости из военкоматов, и нашим родителям, которые росли без своих отцов и дедов, и нашим героям, чьих могил мы даже не видели.

Иеромонах Леонид (Солдатов)



Вернуться к содержанию


Монахиня Фекла (Проскурнина)

Публикуемая ниже статья посвящена памяти дорогой матушки Феклы.


Монахиня Фекла

Матушка Фекла родилась 2 апреля 1929 года в деревне Байкаловского района в большой многодетной семье. В детстве ее звали Лидия. Ее отец, Петр, был счетоводом в колхозе. Во время Великой Отечественной Войны ушел на фронт добровольцем. Имя ее матери было Варвара. Когда Лидии больше двадцати лет, в деревню приехали представители хора из Свердловска (ныне Екатеринбурга) для набора новых участниц в хор. Не смотря на жесткий отбор (в хор должны были взять несколько человек из полутора тысяч участников конкурса) ее прекрасный голос (контральто) привлек внимание и она начала петь в Уральском народном хоре. За время своей певческой деятельности матушка много путешествовала по миру вместе с хором.

Матушка Фекла в молодости После того, как Лидия приняла святое крещение, она начала усердно посещать храм и воскресную школу. В один из дней матушка оказалась в храме во имя святого Иоанна Богослова города Богдановича и осталась там служить при церкви. Она трудилась и в ризнице алтаря, и в церковной лавке, пекла просфоры для богослужения и выполняла любую работу, которую ей поручали.

26 августа 1994 года матушка приняла монашеский постриг с наречением имени Фекла. Постриг совершил священник храма, в то время иеромонах Моисей. В 1994 Году, когда батюшка был переведен в г. Алапаевск, с последующим назначением строителем монастыря Новомучеников и Исповедников Российских, матушка приняла его приглашение уехать с ним, и с тех пор начались ее неустанные заботы об устроении обители. Монахиня Фекла приняла послушание собирать пожертвования на строительство монастыря. Каждый день, без выходных, в стужу зимы и летний зной, неотступно совершала она свой подвиг служения в центре города Екатеринбурга.

4 октября 2013 года после непродолжительной, но тяжелой болезни матушка скончалась в своей келье в г. Алапаевске. Похоронена на территории монастыря Новомучеников Российских вблизи алтаря часовни св. прпмц. Елисаветы.



«Память праведного с похвалами»

Матушка Фекла

Когда мне предложили написать что-то о нашей матушке Фекле, на ум пришла мысль: зачем? Что можно писать о монахине? Её труды и так известны...

Мое знакомство с матушкой началось в прошлом — 19 лет назад. Будучи одиннадцатилетним мальчиком, я пришёл в храм летним днем с девочкой из моего двора, т.к. одному было робко, а зачем и сам толком сейчас не могу вспомнить, было лишь одно желание помогать батюшкам. Рассказав свое желание бабушкам в храме, мне посоветовали дождаться настоятеля (о. Моисея).
Ждали мы долго, до самого вечера, помню девочка, с которой мы пришли, засобиралась домой и ушла... Я остался один. Хорошая тогда стояла погода — летний вечер, солнце заходило на западе и смотрело прямо в открытую входную дверь. Помню, как в храм пришла бабушка, одетая совсем не так, как остальные, голос её был низким, строгим... она направилась к свечному ящику, открыла его и стала там что-то делать. Не знаю, как я очутился рядом с этим ящиком, мы разговорились, я стоял у бортика, она — за ящиком, держа в руке книгу и улыбаясь мне. Вдруг в храме появился человек, он подошел к центральной иконе, к Распятию... Бабушка сказала мне, что это настоятель и мне нужно к нему. Прождав весь день в храме, дожидаясь этого момента, вдруг на меня напал страх, робость, я стоял и наблюдал, как батюшка прикладывается к иконам. За спиной очутилась эта бабушка, окрикнув батюшку и тихонько подтолкнув меня в спину, подвела к нему. Моё желание исполнилось — на следующий уже день я был в Святом Алтаре...


Матушка Фекла
Впоследствии я узнал, кто была эта бабушка. Это была матушка Фекла. Потом мы часто виделись в храме, запомнилось, что матушка всегда была строгой, даже прикоснуться к себе никому не позволяла...

Как-то спустя несколько лет во время крестного хода вокруг нашего храма на престольный праздник матушка очутилась в толпе прихожан, народа всегда было много в храме, ведь наш храм был единственным в те годы на весь огромный алапаевский район. Все толпились и теснились, и матушка протянула мне руку, чтобы протиснуться среди народа... Позже мне казалось — какой я молодец, протянул «строгой» матушке руку и дотронулся до неё... В последствии оказалось, что это сама матушка тогда протянула мне руку помощи, когда своими молитвами, советами и даже материально помогала в трудные и мрачные для меня дни.


Вспоминаю её, уже в Екатеринбурге, среди двух рядов киосков с жевачками, напитками и всякой подобной всячиной, громкой музыкой и толпами народа около пассажа. Там мы часто виделись, я каждый день проходил мимо на учебу в Медицинскую Академию и обратно в течение 8 лет. И всегда она там стояла, в холод, снег, дождь, жарким летом... Всегда просил её молитв перед экзаменами... Однажды, подойдя с этой просьбой она, как всегда выслушав внимательно, достала из кармана заламинированную иконку Царственных страстотерпцев и начала ограждать меня ею с головы до ног с четырех сторон, люди шли и смотрели, оглядываясь, чуть под землю не провалился в эти секунды, было дико стыдно перед множеством народа... Но экзамен тогда я сдал хорошо! И сейчас, вспоминая это, мне очень стыдно за свое маловерие...

Матушка Фекла Бывало, что приду после экзамена, скажу оценку, она прямо во весь голос закричит: «Господи, слава Тебе!» еще и руки кверху поднимет. Матушка была простая в общении, открытая, отзывчивая, ни разу не помню, чтобы отошел от неё неутешенным, даже сейчас, когда вспоминаю о своих явных заблуждениях и высказываниях с моей стороны, она всегда была за меня, не ругала, не обличала, редко когда, но с улыбкой, обращала внимание на то, что я не прав..., радовалась успехам, печалилась о неудачах... Всегда уделяла внимание, потом когда подходил к ней и видел, что она с кем-то беседует незаметно стоял позади чтобы не нарушить беседу, т.к., когда заметив меня, она в сию секунду «прогоняла» собеседника и говорила: «Все, иди, потом придешь! Ко мне пришли из монастыря».

Удостоверение о постриге О ее монашеском делании можно было только удивляться — дословное и беспрекословное послушание духовному наставнику — о. Моисею («Истинный послушник ненавидит свою волю и любит своего духовного отца, и за это получает свободу молиться Богу чистым умом, и душа его свободно, без помыслов, созерцает Бога и в Нем покойна». Старец Силуан), смирение («Кто в сердце своем приобрел смирение, тот стал мертв для мира и, умерев для мира, умер для страстей». Прп. Исаак Сирин). Матушка Фекла Действительно так! Живя в миру, неся послушание среди толп народа, она всегда стремилась «хоть на минуточку побывать в своей келии». («Блаженно и преблаженно святое смирение, ибо оно как юным, так и состарившимся подает твердость в покаянии». Прп. Иоанн Лествичник), нестяжательность во всем («Чтобы стяжать любовь к предметам духовным и небесным, нужно отречься от любви к предметам земным». Свт.Игнатий Брянчанинов), берегла каждую копеечку на благо монастыря, даже в ущерб себе. А после блаженной кончины — осталось несколько книг, иконок и самое простое из вещей! Терпение («Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14, 22), а скорбей было невыразимо много — то гонят с места послушания, то оскорбления со стороны проходящих, шум, гам, насмешки, даже камнями кидали, старческий возраст — а в зной и стужу, больная, всегда на послушании — «Что я лежать буду, сколько людей мимо пройдет!»...), собранность (спать не ляжет пока не передаст записочки, сорокоусты в монастырь. А уходя из квартиры, где жила, оставляла все так, как будь-то никогда не вернется), память смертная («Помни последняя твоя и вовеки не согрешишь». Сир. 7, 39), огромное келейное молитвенное правило, (кроме того, матушка каждый день прочитывала весь Псалтирь!), строгий пост (пост и молитва! Двумя крыльями веры назвал их святитель Иоанн Златоуст)... всем монахам пример!!! И всегда — забота о монастыре и скорбь о нуждах по его строительству.

Матушка Фекла Трудно описать чувства, когда узнал о болезни матушки — скорбь о скорой разлуке, о тяжести последнего испытания...

Скоро матушка приехала в свою келию. Мы виделись с ней два раза, состояние тяжелое, обусловленное заболеванием, боли, одышка, отеки — а она спокойная, даже шутила с келейницей, писала ей шуточные записки-дневники: «С ног убрала все. В 12 часов поехала к Нине (т.е.пошла в другую комнату), чтобы на правый бок лечь. 2:40 — на левый бок — тут же. 4:20м — устраивалась на правый бок. 6ч. Начинать лекарство принимать через 15 минут до еды. И Вас не разбудила».

Отошла матушка в тишине и покое: приехал духовный отец, матушка дала знак келейнице, чтобы та быстрее открывала. «Я побежала открывать. Вошли в дом, разулись, скинули верхнюю одежду. Батюшка вошел в комнату к матушке...». Матушка умерла на руках у отца Моисея, при чтении молитв на исход души.

Отпевали матушку всем монастырем, все духовенство, братия, приехали её родственники, много людей, которые так или иначе встречались с матушкой и остались её верными помощниками...

Много написано, еще больше останется навсегда со мной.

«Смерть праведных — конец борьбы со страстями плоти; после смерти борцы прославляются и приемлют победные венцы». Преподобный Ефрем Сирин.

«Тщательно подвизающиеся в добродетели, переселяясь от здешней жизни, поистине, как бы отпускаются на свободу от страданий и уз». Святитель Иоанн Златоуст.


Воистину так!

Царствия Небесного дорогой нашей матушке Фекле!

Иеромонах Леонид (Солдатов)


Вернуться к содержанию


Звон Пасхальной радости

(О Пасхе)





Пасха — праздников праздник, прекрасное, замечательное событие для христиан, наполняющее смыслом жизнь и придающее силы для противостояния трудностям и злу в мире. 20 апреля 2015 года вновь отмечался этот праздник в православных храмах нашего города и в мужском монастыре «Во имя Новомучеников и исповедников Церкви Русской».



Стоит отметить, что это событие пронизывает весь год, наполняя пасхальной радостью каждый выходной в календарном году, поскольку день недели «воскресенье» имеет смысл «воскресения», содержит в себе приветственные пасхальные слова «Христос воскресе!» Таким образом, празднование, чествование этого дня продолжается во весь год, каждый день, каждый час! Как же это происходит? Все просто. Дела нашего милосердия несут в себе пасхальную радость каждому скорбящему, страждущему, больному, унылому, нуждающемуся, из них каждый становится светлее и чище.



Такие дела мы и совершили на Пасху и в Светлую седмицу (неделя после Пасхи): посетили детский дом «Созвездие», приют для детей «Гиминей», детскую музыкальную школу имени П.И. Чайковского, Воскресную школу «Огонек веры», Детскую певческую школу им.св.прпмч.Елизаветы. Ведь дела милосердия это не только дела, но и добрые слова, сказанные от всей души, пожелания, высказанные от сердца преисполненного пасхальной радостью!



Радость пасхальной вести всю Светлую седмицу разносилась по всем сторонам света, и не только в словах проповеди и делах милосердия, но и в чудесном звуке пасхального звона святых колоколов! В эти светлые дни, каждый желающий мог в благое время возвестить всему миру о том, что сердце его исполнено радости о Воскресшем Христе. Звон пасхальной радости в особом ритме облетал округу и сообщал каждому слышавшему его — Христос воскрес!



Эту радость ощутили в своих сердцах и в мужском монастыре Во имя Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Всем желающим поучиться передавать молитву на колоколах, был открыт доступ, в благоразумное время, и желающих было не мало. Для детей школ были проведены уроки «Звона пасхальной радости». На этих уроках дети узнали об истории колоколов на Руси и Византии, освоили основы колокольного звона, поучились уважению друг к другу и наполнились пасхальной радостью!



Звон пасхальной радости — это чудо, утешающее наши души, преображающее их и украшающее всю Вселенную. Эта радость останется в наших сердцах до следующего праздника праздников — Пасхи, когда каждый вновь сможет передать всему миру то светлое чувство, которое наполняет душу.

Иеродиакон Серафим (Шанин)


Вернуться к содержанию


Отец Олег Ступичкин

иерей Олег Ступичкин

Вечером 6 января 2007 г. в поселке Нейво-Шайтанском Алапаевского района Свердловской области в храме св. апостолов Петра и Павла был убит настоятель храма, священник Олег Ступичкин.

Публикуемая ниже статья составлена наместником монастыря Новомучеников Российских игуменом Моисеем по личным воспоминаниям и рассказам прихожан.


Крест на могиле о. Олега

«Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф. 5:14).

В наше время часто слышно, что нет ныне того благочестия, как в древности. О жизни служителей культа много разных толков с критических позиций. В современных представлениях священнослужители иногда кажутся в образе коммерсантов, дипломатов, порой очень далеких от понимания простого народа.

Даже среди священников возникает представление, что кроткие, смиренные, совершенно не сребролюбивые подвижники — редкое наследие прошлого. Всегда хотелось бы святость узреть рядом. Кажется, это невозможно. Но это не свидетельствует о том, что теперь церковь оскудела праведниками.

Матушка и сын о. Олега

Отец Олег, может быть, еще надолго остался бы неизвестным миру, если бы не трагедия 6 января. Она, как молния, поразила современную обыденность. О страшной вести мы узнали во время ночного Рождественского богослужения.

Убит священник. Причины неизвестны. И иродская злоба будто бы восторжествовала вновь.

Для меня смерть о. Олега была целым откровением. Высокопреосвященнейшим архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием я был благословлен немедленно выехать на место преступления. Также на меня была возложена священная обязанность по организации облачения и похорон.

Иконостас храма свв. апп. Петра и Павла

Меня удивила совершенная бессребренность и человеколюбие сельского батюшки. Оказалось, что у него фактически единственный подрясник, который и сгорел на нем. По рассказам прихожан, он сам обычно к деньгам даже не прикасался и, пожертвованные лично ему средства, передавал казначею. Единственное средство передвижения — велосипед, на котором он преодолевал расстояния более 30 км ради проповеди Евангелия в других селах, которые он духовно окормлял.

По подобию священномученика архиепископа Иоанна Рижского (убит в 1934 г. большевиками в Латвии), он сам занимался столярным делом. Да и смерти их поразительно похожи. Возможные пытки, избиение, огонь… Как свидетельство его веры — кресты, собственноручно изготовленные и установленные им в районе служения.

Всегда отзывчивый к людям, далеким от веры, он всегда был готов помочь сделать первый шаг навстречу к Богу. Узнал он или не узнал в двух молодых людях своих будущих убийц? Когда они вечером 6 января перешагнули порог храма святых апостолов Петра и Павла, он, видя их, возможно, впервые, звал к исповеди. В тот день с раннего утра он совершал Божественную Литургию Рождественского сочельника. В храм пришел с книгой «Красная Пасха». (Книга повествует об убиении на Пасху 1993 года трех насельников Оптиной Пустыни).

Отпетие иерея Олега Ступичкина

В присутствии многочисленного народа отпевание совершил Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Викентий, архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский, в сослужении многих священнослужителей. И скорбно и благодатно народ прощался с любимым пастырем. Приезжали люди из бывших мест его служения (Оренбургской епархии), приезжали те, кто знал о. Олега, и те, кто не знал.

Имя скромного о. Олега, который всегда предпочитал быть в тени, стало известным фактически всему миру. Вспоминается древняя мудрость — «Хочешь идти вперед, — отступи назад». Или, как сказано в Евангелии: «Так будут последние первыми» (Мф. 20:16).

Игумен Моисей


Вернуться к содержанию


Старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Воспоминания протоиерея Владимира Волгина, настоятеля храма Софии, Премудрости Божией в Средних Садовниках, г. Москва.


По милости Божией, я стал духовным чадом архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Это было очень давно. Я крестился в 20 лет. Родители были не верующими, нас четверо детей. У меня был крестный отец, человек из дворян, старой культуры, очень образованный. Он имел на меня большое влияние, и я крестился, а он стал крестным отцом. Тогда было советское время, — это 1969 год, и священники на молодых людей не обращали внимания, потому что тогда было достаточно трудное атеистическое время, и священников могли снять с регистрации, если у них было бы много духовных чад из среды молодых людей. Я искал для себя священника, я интуитивно понимал, что являюсь человеком совершенно необразованным в области духовной жизни. Я понимал, что в любой области познания нужен преподаватель, и не находил такого преподавателя среди священства. И все те священники, к которым я обращался, уклонялись от общения со мной.

Примерно в 70-м году, благодаря крестному отцу, покойному уже, какой был Глеб Сергеевич Лапшин, мы совершили путешествие тогда в бывший Ленинград, в Пушкинские горы, и заехали в Псково-Печерский монастырь, в котором пробыли два или три дня. И тогда Глеб Сергеевич сказал, что этот монастырь особенный, в котором не пресекались традиции. В нем доживали свою старость Валаамские старцы, приехавшие с Валаама в Печерский монастырь. Монастырь никогда не закрывался, и потому имел особые монастырские традиции, и в котором еще было живо старчество, старческий дух. И тогда, действительно, в этом монастыре были, как мне помнится, и схиигумен Лука, и схиархимандрит, в будущем, Агапий, и о. Иоанн (Крестьянкин), и в будущем схиигумен Савва (тогда он был игуменом). Были там и другие монахи, которые были наделены от Бога дарами прозорливости и силы молитвы, и многими другими дарованиями, которые может стяжать христианин в течение этой жизни. Эта поездка не осталась для меня бесследной, хотя я не встретился со старцем о. Иоанном, я видел его только издали. Схииугмена Савву я тоже видел издали. Но с тех пор меня стало тянуть в этот монастырь. И когда я уже стал ездить в этот монастырь, сначала не реже одного раза в полгода, потом чаще, — я встречался с о. Иоанном (Крестьянкиным). Каждый приезд он уделял мне особое внимание. Я думаю, что не только мне, но любому человеку, нуждающемуся в его совете, находящегося в поиске Христа, истины, спасения, он тогда не боялся и уделял достаточно много времени.

о. Иоанн (Крестьянкин) в молодости

Надо сказать, что о. Иоанн (Крестьянкин) перенес несколько лет лагерей, будучи осужденным на семь с половиной лет. Он, как мне помнится, просидел из них пять лет, и благодаря митрополиту Николаю (Ярушевичу), его ходатайству, был досрочно освобожден. И когда старец освободился из лагеря, то, по многим воспоминаниям очевидцев, находящемся в том лагере, весь лагерь плакал, потому что из лагеря уходил источник любви. Я помню, что о. Иоанн (Крестьянкин), уже в будущем, когда я находился в его духовной любви и в его внимании, он рассказывал об этих годах заключения, как о самых лучших, самых продуктивных, самых значительных годах в его жизни.

Так продолжалось примерно десять лет. Беседуя со старцем, я тогда чувствовал от него безусловную благодать. И когда он беседовал со мной и касался своей рукой моей, или плеча, я чувствовал, как особая благодать вливается в мою душу и сердце. Особое состояние радости и сладости я испытывал в эти мгновения. Я помню, когда мне было двадцать два года, за восемь лет до священства, он, немножко улыбаясь в усы свои (я не знал тогда, что это было явление прозорливости, я догадывался, что старец прозорлив), за 8 лет до священства, за 8 лет до бракосочетания, он мне сказал: «Если Вы женитесь, то будете приходским батюшкой, а если не женитесь и выберете монашеский путь, то будете первенствующим членом Священного Синода». Через 8 лет пророчество, не смотря на то, что оно было с улыбкой произнесено, совершилось. Я, к сожалению, или к счастью, слава Богу, выбрал путь брака, и через полтора месяца после венчания, стал священником, вопреки преследованиям советской власти. Многим верующим, мешали поступать в Семинарию. Достаточно сказать, что я раз пять поступал в семинарию, и не потому, что я обладал особым незнанием, неведением, но меня не брали в Семинарию в то время. А когда меня рукоположил в священники владыка Хризостом, архиепископ Курский и Белгородский, он так и сказал: «Готовьтесь быть священником без прихода, потому что Вам никто из уполномоченных не даст регистрации». Но все-таки, по молитвам старца, по дерзновению владыки Хризостома, мне и моему брату дали регистрацию, и мы служили на приходах в Курско-Белгородской епархии.

С будущей моей женой, матушкой, мы встречались на протяжении пяти лет до брака. Кстати говоря, старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин) советовал молодым людям, которые были увлечены друг другом, встречаться до брака, если канонических препятствий никаких нет, примерно три года, для того, чтобы узнать друг друга, чтобы увериться в своих чувствах. Потому что брак — это не простое служение. Не случайно поется во время таинства венчания «святии мученицы». То есть — это мученический подвиг, это постоянное строительство, созидание того дома, здания, или дворца, или хижины любви, которые созидают два человека, вступившие в брак. У нас с матушкой были очень сложные отношения. По всей видимости, это была борьба за власть. Она была подсознательная, не явленная. Почти каждый день наших встреч заканчивался какими-то конфликтами. И только потом я понял, что это действительно было борьбой за власть. Когда мы вступили в брак, через пять лет, никто из нас уже не мог сказать друг другу: «Я разочаровался в тебе». Потому что мы досконально знали все негативные стороны друг друга в наших характерах, в наших устремлениях, в нашей душевной жизни. Этот брак, безусловно, совершился по благословению о. Иоанна (Крестьянкина). Иначе и мыслить невозможно было бы вступить в этот брак при тех трудных взаимоотношениях друг с другом, без благословения такого глубоко опытного старца, которым был и останется в памяти о. Иоанн.

Я помню, когда мы приехали к о. Иоанну на благословение, он, кстати говоря, нас не благословлял в течение нескольких лет на брак, говорил о том, что любовь должна светить как солнце, а у нас, наверное, тогда этого не было. Очень деликатно намекал каждому из нас о монашестве, не настаивая на том. Но, когда наши отношения уже пришли в тупик, я уже не хотел вступать в брак. Я знал, что наши духовники обязательно благословят нас так, как мы захотим, — жениться ли, вступить в брак, или же не жениться. Мы решили поехать к старцу о. Иоанну.

Я надеялся на то, что старец не благословит нас вступить в брак, но при этом я думал перед поездкой, решая для себя очень важный вопрос на все будущие лета своей жизни: «А вдруг о. Иоанн (Крестьянкин), благословит этот брак? Что я буду делать? Смогу ли я пересилить себя и вступить в этот брак?» И только тогда, когда я решил, что вне зависимости от своего нежелания, я обязательно исполню благословение старца, мы поехали к Батюшке на благословение. И о. Иоанн (Крестьянкин) благословил нас на совместную жизнь, на брак. Я помню, как матушка сказала: «Мы приехали к Вам, как к старцу». Вообще о. Иоанн (Крестьянкин) обладал невероятной скромностью и смирением и всегда говорил, что он «не старец, а старик». Но при этом, вот в тот раз, он сказал: «Правильно сделали, что «Вы правильно сделали, что с такими мыслями приехали ко мне». И рассказал иносказательно, меня поставив в женский род, о моем чувстве к матушке, моей будущей жене.

Он рассказал: «Некий был старец, у которого была духовная дочь, девушка, она полюбила молодого человека, молодой человек полюбил ее, она захотела выйти замуж за него. Приехала к старцу, а старец сказал, что не благословляет ее выйти замуж за этого молодого человека». А, кстати говоря, в то время у меня появилась на горизонте девушка, к которой я испытывал искреннюю симпатию, и пользовался искренней взаимной симпатией То есть старец иносказательно сказал: «Я не благословляю тебя, Володенька, жениться на той девушке. А пускай тебе мама найдет жениха. Кого она найдет, за того я и благословлю». «Мама очень быстро нашла жениха», — рассказывает старец. А надо еще раз сделать отступление: моя мама, уже приснопоминаемая, единственный человек, на которого она «положила свой глаз, свое сердце», — это была моя будущая жена, матушка Нина. И она очень хотела, чтобы я вступил в брак именно с этой девушкой. И вот старец рассказывает, что мама быстро нашла молодого человека той девушке. Они приехали к старцу с этой девушкой. Старец благословил, и вот у них появился первый ребенок, они чувствуют, что нелюбовь между ними, второй ребенок, — трещина растет, третий ребенок, — пропасть. «А после четвертого ребенка, — заключил старец, — они поняли, что они созданы друг для друга».

Конечно, мы исполнили благословение. И, не смотря на то, что были достаточно сложные психологические моменты в течение первых полутора месяцев нашей совместно жизни, я никогда не раскаялся в том, что я вступил в брак со своей матушкой, и всегда благодарил Бога за то, что Бог мне послал такую замечательную жену, такую искреннюю матушку, любящую Бога, любящую церковь, помогающую мне во всех путях моей жизни по благословению архимандрита и старца Иоанна (Крестьянкина).

Продолжалась жизнь. Я был рукоположен в Курско-Белгородской епархии и мы приезжали к о. Иоанну (Крестьянкину) в среднем один раз в два месяца, преодолевая примерно 1500 км от своего прихода до Псково-Печерского монастыря. Мы задавали очень много вопросов. Я приезжал с самыми малозначащими вопросами, которые, безусловно, вызвали бы недоумение у других людей, не понимающих, почему мы задаем такие «мелкие» вопросы. Но это было очень важно для нашей семьи, потому что вычерчивалась та узость пути и рельефность его, и все те препятствия, которые могут возникнуть на пути спасения к Царствию Божию. Где надо, Господь, через о. Иоанна, пригибал наши головы, где надо он нам помогал протиснуться по этому пути.

старец Иоанн (Крестьянкин)

Надо сказать, что вначале мы чувствовали особую любовь. Невозможно было от этого старца не почувствовать любви. Это был океан любви. И, конечно, самое главное во Христе и вере православной, христианской, — это, безусловно, любовь, носителем которой был о. Иоанн (Крестьянкин). И даже, наблюдая его со стороны, стоя за десятки метров от него, и видя его, я чувствовал, как моя душа, мое тело погружается в то облако любви, которое он из себя источал. Он был уже тогда, когда мы его знали, богоносцем, ибо Бог есть любовь.

Настало время, когда Батюшка стал не только своими советами, но и действиями воспитывать меня. Это было для меня душевно трудное время. Например, на протяжении полутора лет, приезжая к нему так издалеча, и встречая его в Алтаре, он подходил ко мне, целовал в одну щеку и говорил: «Здравствуй!», целовал в другую щеку, разворачивал меня, я чувствовал в его руках достаточно значительную силу, и толкал меня в спину, говоря: «И прощай!» И в это же время он летел, как на крыльях в другой конец Алтаря к какому-то приезжему священнику, может быть которого в первый раз видел. Обнимал его, целовал его, беседовал с ним. Я в это время испытывал состояние глубокой ревности. Я думал: «Как же так? Я — духовный сын, и со мной старец так обращается. Духовный отец. Может быть, он меня не любит?» Я был терзаемый этими сомнениями. Вместо того, чтобы мне подарить эту любовь, он дарит любовь другому человеку. Так продолжалось года полтора или два, до тех пор, пока я не подумал: «Батюшка так щедро одарил нас своим присутствием, своими ответами на все наши вопросы, и что вот эти люди, в первый раз приехавшие в монастырь, может быть, увидевшие в первый раз старца, они в гораздо большей степени нуждаются в этой любви». И когда я так подумал, и смирился с этим, и согласился с тем, что меня старец разворачивает и отталкивает, тогда старец изменил свое отношение к нам, и уже больше никогда так не говорил и всегда с любовью встречал меня и мою матушку.

За несколько лет до кончины старец уже редко нас принимал, а за 3 года совсем перестал нас принимать. Многие духовные дети, тогда если и пользовались его наставлениями, то только письменно, но всегда я ощущал и молитвенную поддержку, и практическое руководство.

Когда-то мне о. Иоанн сказал: «Ну вот, ты уже стал взрослым человеком, ты уже самостоятелен, ты должен сам решать все в своей жизни». И примерно в это же время мы стали ездить отдыхать на Кипр. До этого я спрашивал благословения на любой шаг. А здесь я подумал, что не надо спрашивать благословения, потому что о. Иоанн благословил решать мне все самостоятельно. Зачем я буду спрашивать о таком незначительном деле, куда нам ехать отдыхать, тем более, что мы ехали в православную страну, в братскую страну. И вот так продолжалось на протяжении четырех лет. Но в последний четвертый раз я вернулся в болезни, она у меня уже раньше началась, когда я чувствовал, что мои ноги перестают ходить, отнимаются, и, поддерживаемый двумя лицами, я помню, спускался с трапа самолета в последний свой полет вместе с матушкой на Кипр. И одна духовная дочь о. Иоанна, испытывая к нам любовь и желая поправления моего здоровья, поехала в Печоры и просила старца помолиться обо мне, не говоря о том, что я был на Кипре, а просто помолиться о моем выздоровлении, написав о том, что у меня очень плохо с ногами. И вдруг она получила от келейницы ответ. А многие люди, которые приезжали к старцу У них возникал вопрос «старец ли это отвечает, а может быть келейница берет на себя такую власть и дерзновение ответить вместо старца?» Но я свидетельствую о том, что келейницы всегда все ответы несли только по благословению старца. И этому в подтверждение, были слова келейницы, Татьяны Сергеевны, ныне здравствующей, которая вышла к нашей духовной сестре и сказала: «О. Иоанн передает о. Владимиру следующие слова: что если в следующий раз он полетит на Кипр, то у него отнимется голова».

С тех пор я не выезжаю никуда за границу. У нас было такое искушение сразу же после запрета о. Иоанном ездить нам на Кипр, нас стали приглашать и во Францию, и в Черногорию, и в Швейцарию, и в какие-то другие страны наши друзья, отдохнуть, встретиться. Я переспросил о. Иоанна: «Я с этим человеком не виделся столько-то лет. А можно ли съездить для того, чтобы увидеться?» И о. Иоанн сказал: «Разве я вам не ответил на вопрос, связанный с Кипром, рассуждайте сами».

И после блаженной кончины о. Иоанна (Крестьянкина) я помню, как прикладывался к его руке. Его рука была теплая, как живая, я верю, в то, что по его молитвам, конечно, кроме грехов, кроме страстей, которыми наполнены мое сердце и моя душа, мы живем, и будем жить по молитвам приснопамятного старца, великого старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Вернуться к содержанию


Митрофорный протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов — старший духовник Московской епархии, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Акулово Московской епархии.

С пяти-шести лет началась его жизнь при церкви, и еще в детстве будущий батюшка твердо решил посвятить свою жизнь церковному служению. По окончании школы он выразил ясно свое желание, и его отец сказал: «Если собираешься быть священником, приготовься к тюрьме». Отец Валериан решил получить профессию, которая могла бы там пригодиться.

Прот. Валериан закончил Лесотехнический институт и 3 года работал инженером-конструктором на Северном Урале. Позднее был инженером в хозяйственном управлении Московской Патриархии и поступил в семинарию, сразу в третий класс. 12 января 1969 года он был рукоположен во пресвитера.

Отец Валериан в последние годы часто ездил на остров Залит к известнейшему старцу протоиерею Николаю Гурьянову, причащал о. Николая. За плечами о. Валериана — 37 лет пастырского служения Церкви.

О. Николай Гурьянов и о. Валериан в келье у Старца

Со многими, кого мы сейчас называем исповедниками веры, был знаком лично о. Валериан. Батюшка, милостью Божией, — частый и дорогой гость нашего монастыря. Его ясные и проникновенные проповеди очень любимы братией и прихожанами монастыря.

С благословения протоиерея Валериана мы начинаем печатать на нашем сайте его проповеди. Первая из них была произнесена им в храме Покрова Пресвятой Богородицы села Акулово в день памяти Новомучеников и Исповедников Российских.

Вернуться к содержанию


Старец протоиерей Николай Гурьянов

Батюшка Николай

Строительство монастыря Новомучеников Российских тесно связано с именем великого старца и прозорливца нашего времени протоиерея Николая Гурьянова с острова Залит. Милостью Божией, мы имели счастье общения с ним с 1993 года. Много раз испытали благодатную силу его добрых слов. Краткие фразы, сказанные им, скрывали в себе глубину духовной мудрости и помогали разрешению многих проблем.

Большим утешением для нас было узнать слова Батюшки, сказанные им о нашем монастыре: «Это мой монастырек». Мы помещаем в память о великом подвижнике старце Николае его фотографии и его драгоценные слова, произнесенные им в разное время.


«...Все одинаково боримы врагом, — только один сопротивляется ему, другой и не думает, а иному — некому помочь в этой борьбе духа...»


«...Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!..»


Старец Николай

«...Вы, мои дорогие, только истово осеняйте себя крестным знамением и просите, надейтесь на милосердие Божие. Бывает, потеряет кто веру, озлобится, отойдет от Церкви, — его ждут страшные мучения. Нужно молиться и просить милосердие Божие, не спасет ли как его Господь. Говорят, наша жизнь стала непереносимой. Это, мои дорогие — наш крест, он по нас, мы его достойны. Это, мои дорогие, не Христов крест, а личный, наш собственный, и мы должны понести его...»


«...Не спите! Не спите, православные! Не спите, мои драгоценные! Нам спать нельзя! Молиться надо!..»


о. Николай 1956 г.

«...Цель нашей жизни — вечная жизнь, вечная радость, Царство Небесное, чистая совесть, покой, - и все это в нашем сердце...»


«...Когда на нас клевещут, милость нам оказывают. Поэтому ничего страшного, потерпи...»


«...Гляди на свои грехи и смиряйся. Что человеку невозможно, Господу возможно...»


«...Старайся не спорить. Но за веру стой насмерть...»


Прот. Николай

«...Лучше помолчать. Сказанное-то — серебро, а молчание-то — золото...»


«...Когда служится сорокоуст, великий грешник выпускается из ада...»


«...Не говори, что время ныне смутное, люди сейчас, люди такие. Хорошо там, где нас нет. Нужно ежедневно читать Евангелие...»


«...Живи так, словно ты завтра умрешь...»


«...Молитесь Святому Царю Николаю, Он Россию любит и жалеет, просите Его, чтобы Он умолил Господа, и Господь сохранит всех нас от бед и напастей. Просите Царя, чтобы в мире не было войны, Господь Царя любит!..»


Лития на могиле Батюшки в день погребения

Вернуться к содержанию